IZarticle                |   IZ-article.ru  |   А Блог  |  Турецкий язык   |  Статьи о Турции  |
история станкостроения в россии
Третья специализация:
Ижевский завод - сталелитейный.
    С 1808 года, когда Ижевский завод перешел в подчинение Артиллерийскому управлению, металлургическое производство полностью переключилось на выпуск металла для артиллерийских и оружейных заводов России. Якорное производство закрылось. С 1811 по 1816 год было построено 10 каменных корпусов фабрик и несколько деревянных зданий. В 1823 году вступила в строй новая кричная фабрика. Две цементационные печи позволили улучшить качество стали. За 1820 год было выплавлено около 50 тысяч пудов металла, а в 1830 году — уже 165 тысяч.

    Параллельно с ростом мощностей завода совершен ствовалась технология производства металла. В структуре военного министерства были организованы «Комитеты по приисканию лучших способов выделывания железа и стали». По их рекомендации на Ижевском заводе в 1855 1866 годы работали бельгийские инженеры И. Ф. Брюно и три брата Грандмонтань. Они пытались внедрить контуазский (французский) способ выделки железа с применением горнов закрытого типа вместо кричного способа с открытыми горнами.

    Более плодотворными оказались работы ижевских мастеров С. Логунова, М. Егорова, В. Алексеева, Л. Обухова, Н. Обрезкова, Н. Лямина, Ф. Бердникова (написавшего в 1866 году ценный труд по технологии изготовления ствольного железа) и др. Предложенный Бердниконым вариант контуазского способа выделки ствольного ж железа позволил получать продукцию лучше демидовской (марки «Старый соболь»).

    В 50-е годы прошлого столетия на заводе появились 4 новые металлургические агрегаты — отражательные печи, а в 1862 году — газозаварочная печь Экмана и ее разновидность — печь Феллениуса. Подобные печи в России были построены впервые, и их называли ижевскими стволозаварочными печами.

    Заботясь о развитии отечественного сталеварения, известный ученый металлург Н. В. Калакуцкий писал: «Россия представляет все средства для развития отечественного сталествольного производства и стыдно, имея у себя до семи сталелитейных заводов, располагающих превосходными сырыми материалами, ввозить из-за границы стали посредственных качеств». Он предлагал создать центральный сталелитейный завод на базе Ижевского завода: "Наличие в Ижевске сырья и топлива всех видов, а также овладение заводом своими собственными способами литья стали в газовых печах способствовало бы превращению Ижевского завода в крупный центр производства высокосортной инструментальной стали».




Образцы стволов, подвергнутых испытаниям в холодном состоянии.
    В 60-е годы на заводе было освоено производство литой тигельной стали. В 1877 году ее выплавляли уже в 24 газоплавильных тигельных печах, давая в сутки 300 пудов стали. Это позволило прекратить ввоз в 1879 году заготовок стальных стволов из-за рубежа.

    К тому же времени в России было построено несколько мартеновских печей. Профессор В. В. Михайлов в газете «Уральский рабочий» от 16 января 1952 года отметил, что мартеновскую сталь на Ижевском и Воткинском заводах сварили по рецепту П. II. Аносова значительно раньше, чем отец и сын Мартены. На Ижевском заводе (теперь уже Ижевском оружейном и сталеделательном) мартеновская печь объемом 250 пудов строилась с осени 1876 по 1879 год. Руководили строительством инженер-металлург В. Я. Вергер и мастер С. Г. Селюков. В отладке процесса и в проведении всех химических анализов участвовал А. М. Соловьев, выпускник Уральского горнозаводского училища, ученик известного ученого, профессора Горного института в Петербурге Н. Иоссы. Долгие годы Соловьев заведовал мартеновской печью. Известен он и тем, что в 1907 году написал книгу «В память столетнего юбилея основания Ижевского оружейного завода», отпечатанную в местной типографии, его дача, построенная на берегу пруда, до сих пор именуется Соловьевской.

    Себестоимость одного пуда мартеновской стали на Ижевском заводе была примерно в 4 раза ниже, чем на зарубежных предприятиях. В те годы писали, что ижевская сталь «обладает превосходными качествами и совершенно пригодна на дело весьма многих ружейных частей.

    Поиску высокопроизводительного способа получения ствольной стали посвятил свой ум и талант Павел Матвеевич Обухов, знаменитый металлург, уроженец Воткинска. Первая стальная пушка, сделанная из обуховской стали (ряд важных деталей изготовили на Ижевском заводе), выдержала 4 тысячи выстрелов. В чем же секрет? Стволы стрелкового оружия, изготовленные из обуховской стали, в холодном состоянии переплетались, как веревки, гнулись в спираль и даже завязывались в узел. Прекрасная была сталь! Но производство ее не было налажено. Завод принадлежал в то время (1865 —1885 гг.) «Товариществу промышленников», во главе которого стояли арендаторы, а они не были заинтересованы в техническом усовершенствовании производства на российских заводах. От производства стали по рецепту Обухова отказались из-за чуть-чуть больших затрат.


    Здесь небезынтересно отметить некоторые подробности об участии арендаторов в развитии завода (Директора Ижевского завода. Дореволюционный период).

    25 октября 1868 года Ижевский завод был передан па пять лет полковнику Д. А. Фролову в товариществе с капитаном М. К. Стандершельдом для ежегодной выделки 17 тысяч винтовок. Однако устроенные ими небольшие мастерские с несколькими одношахтными горнами, работающими на древесном угле, не обеспечили оружейную промышленность необходимой сталью. Да и установленное количество (329) металлообрабатывающих станков было явно недостаточным для механической обработки деталей оружия.

    В декабре 1871 года завод передали в аренду капитану гвардейской артиллерии П. А. Бильдерлингу, который привлек в «нераздельное товарищество» владельца механического завода — шведского промышленника Л. Э. Нобеля. Перед ними была поставлена задача, реконструировав завод в семилетний срок, наладить производство винтовок Бердана и выпуск 500 тысяч стволов с коробками для заводов России.

    В это время на заводе была поднята плотина, установлены паровая машина, две водяные турбины Жонваля, три паровых молота и четыре паровых колотушки, создан ряд оригинальных станков и технологических процессов. Изготовление деталей винтовки Бердана велось на 430 станках, и за 1874—1879 годы было сделано 600 тысяч таких винтовок.

    В сталелитейной мастерской к середине 1872 года было выдано 8600 пудов стали. С помощью русского металлурга Н. В. Калакуцкого удалось получить сталь лучше заграничной.

    С пуском в 1879 году мартена покупка стали из-за границы прекратились. На заводе заработали вновь организованные стволотокарная и стволо-сверлильная мастерские.

    Благодаря русским умельцам появились новые марки стали: «Иж-рапид», «Иж-хром», «Иж-вольфрам».

    Делая минимальные вложения в производства завода, арендаторы сторицей окупали их, передавая в казну максимально изношенное оборудование и жестоко эксплуатируя рабочих.

    В 1882 году были пущены два прокатных стана, которые после неоднократной модернизации действовали в цехе Ижевского металлургического завода в (советский период). В 1893 году дала первую плавку вторая мартеновская печь. Непрерывно совершенствуя технологию плавки, ижевские металлурги получили с двух печей в 1891 году 123 тысячи, а в 1915 году —210 тысяч пудов стали.

    В 1904—1905 годах на заводе вступает в строй вторая прокатная мастерская с обжимным и крупносортными станами и мастерская по изготовлению напильников. Через 4 года заработала листопрокатная мастерская. Здесь был установлен мелкосортный стан «Фирт». С пуском его резко увеличился выпуск мелкосортного проката. В молотовой мастерской установили 5-тонный молот, освоили ковку инструментальной быстрорежущей стали. Вскоре были установлены еще четыре 300-тонпых парогидравлических пресса.

    Условия труда на металлургическом производстве были исключительно тяжелыми. Жара, угарный газ валили людей с ног. Тигельные печи были устроены в тесном, плохо проветриваемом помещении. Загружались они через верх. С железных полатей, расположенных над печами. рабочие, опаляемые огнем, заваливали шихту и опускали тигли па подины. Не легче было и у мартеновской печи. Шихта заваливалась вручную. Дрова и шихту к печи доставляли на лошадях. Кипящая сталь лилась в изложницы, установленные на поворотном кругу. Бывали случаи, когда металл прорывал летку... В таких тяжелейших условиях выпускалась различная продукция, в изготовлении которой проявлялась техническая смекалка мастеровых.