Ашальчи Оки, Векшина А.Г.
Ашальчи Оки рассказ "После пожара - Тылпу бере" на удмуртском и на русском языках

   IZarticle              |   IZ-article.ru  |   А Блог  |  Турецкий язык   |  Статьи о Турции  |
Ашальчи Оки

Векшина Акулина Григорьевна (Акилина)

( 1898-1973)

Ашальчи Окилэн веросъёсыз
Рассказы Ашальчи Оки

Тылпу бере

Толон соос ӝуазы. Гурт пумын соослэн сандык кадь лэсьтэм корказы вал. Огчас куспын ӝуаз корказы, кеносъёссы, гидъёссы, ӝуаз пудозы. Тыллэсь мозмиз одӥг кельыт валзы но чыры-пыры тӥрлыксы.

Тылпу потэм бере Мадӥг, кызь вить арес кышномурт, визьтэм кадь луиз. Юртысь дуно тӥрлыкез поттон интые, со пӧсьтэм дӥсьсэ гинэ поттылыса кема бызьылӥз ураметӥ. Тылпу час куспын быдэс гуртэз кадь ньылӥз. Чебер гурт интые шимес эгырӟем коръёс но муръёос гинэ кылизы. Гурт ӝуам бере юртъертэк кылем муртъёс, тыллэсь мозмем тӥрлыксэс люкаса, ёрос гуртъёсы кошкизы.

Мадӥглэн гуртэз куштыны кужымез ӧз сузьы. Берпум уйзэ солэн гурт дорын кӧлэмез потӥз. Гуртлы матын тэль. Тэль дурын, гопын, шур бызе. Со шур дуре кӧлыны мынӥз Мадӥг, семьязэ басьтыса: пичи пизэ Васиез но пересь Кимокез, кузпалызлэсь атайзэ. Пересь Кимок юртэз ӝуам бере визьтэм кадь луиз: пуксе но пуке огинтыяз, мыдлань-азьлань супыльтыса: "Кыӵе шулдыр! Юг-юг! Кытысь тӥ? Тысь кисьтэ! Тысь, тысь!"

Мадӥг, тэльысь улвай люкаса, шур дуре тыл понӥз. Пичи Вася, кырын кӧлэмлы шумпотыса, тыл котырын кема бызьылӥз. Собере жадиз но супыльтэмысь дугдӥз: изиз.

Сьӧд шобретэн котырез уй шобыртӥз. Вылын лыдтэм кизилиос ӝуазы. Мадӥг шур дурын огвадес вырӟытэк пуке, пукон кадь. Ӧжыт улыса, кайгуэзлы чидатэк, погылляське. Туж секыт чиданэз. Огнунал но, одӥг уй но ӧй чидатскысал Мадӥг, эрикез ке луысал: со ассэ ачиз быдтысал. Пичи Васиен пересь Кимокен суй-пыдзэ думылӥзы.

Шур жальгыртэ, тэльын тылобурдоос ог-огзылы куара сёто... Мадӥглэн тодаз лыктэ пичи дырыз, ныл дырыз, картлы кошкемез - вань улэмез. Шур жальгыртэ. Та шурын Мадӥг пичи дыръяз, гужем, анаезлэсь пызь пужнон пужзэ лушкем басьтыса, чукырна чорыг кутэ вал. Та тэльын ик солы ноку но вунонтэм кузпалыз нырысь яратэмзэ вераз...

Уй пеймыт, тӧл потэ. Ӝуам гурт палась ӵын зын вае. Мадӥглэсь сюлэмзэ кайгу ӟырдам портон кадь портэ. Со ӝуам гуртын Мадӥг вордӥськиз, быдэсмиз, картлы кошкиз, туж уно ӵечез но, уродэз но адӵиз. Мадӥг одӥг ныл гинэ вал. Анаеныз атаез сое туж эркеяса быдэстӥзы. Будэм бераз Мадӥг сярысь пиос "коштан, йырыз вылын" шуо вал. Асьсэос уйвӧтазы Мадӥглэсь жингыртӥсь куаразэ кыло, серекъясь ымдурзэ адӟо вал.

Соос пӧлысь унозэ Мадӥг пыдэстэм дӧдьые пуктыса кельтӥз. Со яратӥз одӥгзэ гинэ. Яратӥ?з туж юн, вань пинал тэскеры сюлмыныз. Анаеныз атаез, яратэм муртсэ начар карыса, Мадӥгез солы сётоно ӧз кариське. Соку Мадӥг ог пеймыт уйин атай юртысьтыз яратон муртэз доры кошкиз. Кык ар ӵоже соин Мадӥг туж шудо улӥз.

Куиньметӥ араз Мадӥглэн картэз кулӥз. Тӧдьы кызьпу кадь мугорзэ куректон някыртӥз. Някыртӥз, но ӧз чигы. Мадӥглэн кылиз пичи пиез, кесем-басьтэм картэз тусъем. Со сяна, картэзлэн атаез пересь Кимок кылиз. Соос понна Мадӥг чидатскиз. Яратон кузпалзэ ватыкуз, Мадӥг одӥг синкыли но ӧз потты. Солэн сюлмыз из, дыр, шуыса, куспазы бускель кышноос шыпыртӥзы. Огзы но соос ӧз адӟе Мадӥглэсь бӧрдэмзэ. Мадӥглэсь бӧрдэмзэ адӟиз кеносэз гинэ. Со уно адӟиз. Со уно пол адӟиз Мадӥглэсь уез изьытэк потэмзэ, курадӟонлы чидатэк выж вылын погылляськемзэ. Уг лу Мадӥглэн мурт азьын бӧрдэмез. Юртэз ӝуаку но Мадӥг ӧз бӧрды - чидатскиз. Сюлмыз ӝуа, аслыз инты уг шедьты - синъёсыз кӧс. Куӵо скалэзлэсь ӝуакуз куаразэ кылыса гинэ Мадӥг ӧз чида - бӧрдӥз. Куӵо скалэз синпель вал. Сое Мадӥглы анаез кулыкуз, та скал тыныд шуд мед сётоз, сое мусо карыса ворды шуыса, кузьмаз. Картэз кулэм бере Мадӥг вал кадь ужаз. Пересь Кимоклэн ужаны кужмыз ӧз сузь ини. Гуртысь воргоронъёс Мадӥглэн ужамезлы паймо вал. Пичи пизэ быдэстон понна Мадйг кужымзэ, одӥг но жалятэк, ужлы понӥз. Со куспын тылпу потыса Мадӥглэсь уно курадӟем сюлэмзэ тӥялтӥз.

Ваньзэ тае тодаз вайиз уйин шур дурын Мадӥг. Вань адӟонъёс ортчемын ни, вань синкыли куасьмемын ини кожаса малпа вал со. Озьы вылымтэ: тужгес но бадӟым адӟон азьланьын вылэм. Туж но бадӟым адӟон, чиданы луонтэм куректон. Нюлэс шаугетэ. Нюлэс дурын уйин бӧрдэ огназ Мадӥг. Тёп-тёп вия синкыли. Кызьпу туй тылын ӝуам вылын позыръяське, шымыръяське, курадӟонлы чидатэк, пинал мугор.

Куазь сактэ. Мадӥг ӧжыт умме усе. Вӧта. Со сылэ огназ бадӟым чебер шур дурын. Пыдыз гольык, йыраз кышетэз ӧвӧл. Йырсиез пунымтэ, тӧл туга. Шур кузя туж шаплы пыж ваське. Пыжын пуко Мадӥглэн кулэм атаез, анаез, картэз. Сое сьӧразы ӧтё. "Мадӥге, нуные, ойдо ми сьӧры,- анаезлэсь небыт куаразэ Мадӥг нунал сазьын кадь кылэ.- Мадӥге, дыдые! Чаль татчы. Ми шуд утчаны мынӥськом". Вань кужмыныз, вань сюлмыныз Мадӥг соос сьӧры кыстӥське. Уг, уг лу вырӟемез: пичи Васиен пересь Кимок вань кужмысьтызы куто сое. Мадӥг черектыны турттэ - куараез одӥг но уг поты. Пыж туж шаплы кошке, син азьысь ӵоктаське.

"Нэнэ! Нэнэ! Султы! Султы, нэнэ, мон туж кынмисько",- пичи Васи бӧрдыса анайзэ сайкатэ. Пересь Кимок мырк вылэ пуксем но мыдлань- азьлань супыльтэ: "Кыӵе шулдыр! Тысь кисьтэ! Тысь, тысь!" Куазь ӵукна. Шунды вылын. Вань шунытсэ, вань югытсэ жалятэк музъем вылэ лэзе. Шудтэм муртъёслэн гинэ сюлмазы солэн шунытэз уг пыры. Шунды югытэз соос уг малпало. Азьланьын улонзы пеймыт. Йылтэм-пумтэм из кадь шимес: одӥг но тылтэк, одӥг но югыттэк.
1924
После пожара

Вчера сгорела почти вся деревня. Добротный дом Мадйг был расположен в конце деревни, и за час сгорели дом, амбар, хлев, вся живность. Уцелели только рыжая лощадка да кое-какие вещи.

Двадцатипятилетняя Мадиг, увидев пожар, чуть не сошла с ума. Вместо того чтобы из дома вытащить нужные вещи, она вынесла старые тряпки и, растерянная, долго бегала по улице взад-вперед. Пожар проглотил почти всю деревню: вместо нее остались страшные обугленные бревна да печки. Люди, оставшиеся без крова, прихватив с собой уцелевшие вещи, отправились в соседние деревни.

Мадиг не нашла в себе силы уехать вместе со всеми. Она в последний раз захотела ночевать в деревне. Недалеко от деревни расположен лес, возле него бежит речка. Взяв с собой маленького сына Васю и старого Кимока, отца своего мужа, она направилась туда. Старик Кимок после пожара словно свихнулся: сидит на одном месте, поговаривая: "Какая красота! Как светло! Вы откуда? Зерно сейте! Зерно, зерно!"

Мадйг, собрав из лесу хвороста, зажгла возле речки костер. Маленький Вася, обрадовавшись, что будут ночевать на природе, долго бегал у костра. Пстом, устав, уснул. Старик вскоре тоже затих.

Ночь, словно черным одеялом, покрыла всю окрестность. На небе горело бесчисленное множество звезд. Мадиг сидит возле речки не двигаясь, словно стул. Вскоре, не выдержав своего горя, стала валяться на земле. Если бы была ее воля, ни одного дня, ни одной ночи не стала бы жить на белом свете: наложила бы на себя руки, но сыночек со стариком связали ее по рукам и ногам.

Журчит речка, птицы подают друг другу голоса... Мадиг вспоминает детство, девичество, замужество - всю прожитую жизнь, а речка продолжает журчать.

Тайком от матери, взяв сито для муки, в детстве Мадйг здесь ловила пескарей. В этом же лесу ее ненаглядный муж впервые признался ей в любви...

Ночь темна, изредка дует ветерок и приносит до них угарный дым. Горе, словно шило, сверлит сердце женщины. В этой деревне Мадйг родилась, выросла, вышла замуж, повидала много хорошего, да и горя нахлебалась тоже. Она была единственной дочкой у родителей. Мать с отцом в ней души не чаяли. Когда Мадйг выросла, стала девушкой, юноши говорили про нее, что она гордая и высокомерная, а сами сохли по ней, во сне слышали ее звонкий смех.

Она любила только одного. Любила всей девичьей страстью. Однако мать с отцом, решив, что жених дочери из бедных, не разрешили ей выйти за него. Тогда в одну темную ночь девушка решила сбежать из отцовского дома к любимому. Два года Мадйг была счастлива с ним, но на третий год совместной жизни ее муж умер. Стройную женщину склонило горе. Склонило, да не сломало. У Мадйг остался капелька в капельку похожий на мужа сын. Жив еще и свекор - старик Кимок. Молодая женщина всё выдержала ради них. Во время похорон любимого мужа Мадйг не пролила ни слезинки. "Наверное, у нее сердце каменное",- подумали тогда соседи. Однако очевидцем слез молодой женщины был только амбар. Его стены не раз видели бессонные ночи Мадиг, и как она, не выдержав му- чения, валялась на полу. Не может Мадйг плакать перед чужими людьми. И во время пожара, когда горело их хозяйство, она не прослезилась, хотя сердце разрывалось на кусочки. Только услышав мычание чубарой коровы, зовущей на помощь, Мадйг, не выдержав, зарыдала. Ведь эту корову ей подарила мама и пожелала, чтоб она принесла дочери счастье, и наказала ласкать, любить ее. К тому же корова была подарена незадолго до ее смерти. А после похорон мужа Мадйг работала как лошадка, и деревенские мужики искренне удивлялись ее трудоспособности. Надо было вырастить сына, прокормить семью, а сидеть, поддавшись горю, не было времени. Да вот пожар снова принес ей много страданий.

Обо всем этом вспомнила Мадйг ночью, сидя возле костра. Она думала, что всё пережито, все слезы проплаканы, но самое страшное оказалось впереди.

Ночь. Лес шумит. Сидит Мадйг в лесу одна и слезы текут ручейком. Ее молодое сердце горит, словно береста. От горя она валяется на траве...

Светает. Мадйг немного вздремнула. Видит сон: вот она, босоногая, стоит на берегу большой реки, а с ее распущенными волосами заигрывает ветер. По реке очень быстро плывет лодка. В ней сидят умершие отец, мать и муж Мадйг. Они ее зовут за собой: "Мадйгушка, родненькая, пойдем с нами,- Мадйг слышит нежный голос матери, как наяву.- Мадигушка, голубушка! Иди сюда. Мы идем искать счастье!" Всеми силами Мадйг тянется к ним, но ничего поделать не может: Васенька с Кимоком удерживают ее. Мадйг хочет закричать, но голос куда-то пропал. Лодка уплывает очень быстро, и вскоре совсем исчезла с глаз.

"Мамочка! Мамочка! Вставай! Я очень мерзну!" - ее разбудил голос сыночка. Старый Кимок сидит на пеньке и несет свое: "Какая красота! Зерно сейте! Зерно, зерно!"

Утро. Солнце высоко. Его лучи согревают землю, но несчастные не чувствуют его тепла. Их дальнейшая жизнь беспросветна.
Перевод Л.Нянькина