Пребывания Алексей Николаевич Толстого
на Сюгинском заводе г. Можга


    Летом 1902 года девятнадцатилетним юношей - Алексей Николаевич побывал на Сюгинском заводе. Впечатления от увиденного в здешних краях и на заводе сохранились в его письмах, а также нашли отражение в характеристике героев некоторых произведений.

    Алексей Николаевич учился на втором курсе механического отделения Петербургского технологического института. В 1902 году, женившись на Ю. В. Рожанской, слушательнице медицинских курсов, Толстой вместе с ней отправился на лето к своему родственнику по матери Сергею Александровичу Шишкову, владельцу Сюгинского стекольного завода. Он решил совместить приятное с полезным, пройдя практику на заводе своего родственника и отдохнуть от учебных занятий.

    В период пребывания на заводе Алексей Николаевич писал письма своей матери, известной детской писательнице Александре Леонтьевне Толстой. В них он рассказывал о дороге, описывал местность, природу, практику. Сообщал некоторые сведения о быте Шишковых.

    Первое письмо было датировано 24 июля 1902 года. В нем в основном было описание путешествия из Елабуги на Сюгинский завод.

—    Ехали мы,— писал Толстой,— пароходом по Каме до Елабуги. Дорогой вспомнили, что забыли маршрут. В Елабуге пришлось потратить много времени на расспросы о том, как добраться до Сюгинского завода. От Елабуги ехали на лошадях и «протряслись» сбоку шоссе, так как шоссе было в ремонте.

    Наконец молодая чета Толстых прибыла на Сюгинский завод. Что же он представлял из себя?

    Шишков вначале был управляющим у Сырнева, владельца полукустарной стеклодувки, а затем стал его компаньоном. Дворянин по происхождению, он был человеком буржуазной предпринимательском хватки. Совершенно не случайно он считал Сюгинский завод "золотым дном" и совместно с Сырневым принимал все меры для юго, чтобы стеклодувка давала большие доходы.

    Из разговоров со старожилами завода выяснилось, что это был человек надменный, гордый. Он пренебрежительно относился к нуждам рабочих и редко удостаивал даже мастеров своим разговором. Жил Шишков в большом красивом доме с деревянными террасами по бокам. (Бывший клуб имени С. В. Боброва, с 2000 года — Культурный центр ОАО «Свет».)  Богатая мебель, ковры, картины, книги в шкафах из черного дуба — все говорило о барских вкусах Шишкова.
толстой можга, толстой удмуртии, толстой сюгинском заводе

     IZarticle              |   IZ-article.ru  |   А Блог  |  Турецкий язык   |  Статьи о Турции  |
Культурный центр
Дом Шишкина С.А. 1900-е годы
    Толстые, поселившись в его доме, чувствовали себя хорошо и привольно, тем более, что высокомерный с простыми людьми Шишков по отношению к своим родственникам был приветлив и радушен. А гости в его доме не переводились. Одновременно с Толстыми здесь жил шурин Шишкова — князь Хованский из Казани. «Он только уж больно кисел,— писал о нем Толстой,— маленький этакий князек, кисленький, хорошенький, чистенький, такой никудышный». Через несколько лет в своем романе «Хромой барин» в образе ничтожного князя Краснопольского писатель воспроизвел некоторые черты князя Хованского.

    Как же протекала производственная практика Толстого? Он неоднократно бывал на заводе, наблюдал за постройкой новой печи, проводил расчеты, делал чертежи, осваивал технологию производства стекла, все эти моменты получили отзвук в его письмах. «Работать уж начал, интересно очень, особенно стеклянное производство»,— сообщал он родным на третий день пребывания на заводе.

    В другом письме, написанном через месяц, Толстой с удовлетворением отмечал, что успел детально познакомиться с производственным процессом. «Оно (то есть производство стекла) будет у меня записано все от начала до конца». Далее Толстой искренне сожалел о том, что ему не удалось выдуть ни одной баночки, «ибо это очень трупно». Да и к началу работ, когда стеклодувные трубки еще не заняты, попасть было нелегко. Ведь рабочий день начинался очень рано. Брать же стеклодувную трубку у мастера во время работы Толстой не считал удобным, «так как они работают задельно» (из письма в августе 1902 года). Он понимал, что это отражается на заработке рабочего.

    В свободное от занятий на заводе время Толстой много читал, играл в крокет, часто бывал на свежем воздухе, а для этого предоставлялись богатейшие возможности. Дом Шишкова окружал чудесный парк с тенистыми аллеями, цветником, ягодником и зарослями цветущего кустарника вдоль ограды, а за парком расстилались леса. Воздух был наполнен запахом сосен и цветущих лип.

    В июльском письме Толстой выражает свое восхищение окружающей его природой: «Климат и местность здесь чудесные». В августовском письме он вновь говорил об этом: «Что здесь хорошо, так это климат, понимаете, самая точка, ни тепло, ни холодно, дышать легко, даль прозрачная, очень похож на наш финляндский климат».

    Пребывание на Сюгинском заводе не прошло для Толстого бесследно. Оно обогатило его запасом жизненных впечатлений, которые впоследствии отразились в его творчестве. Помимо «никудышного» князька в романе «Хромой барин», Толстой в повести «Мишука Наумов» в образе Сергея Репьева использовал некоторые черты характера и внешность своего родственника Сергея Шишкова».