флор васильев о матери

   IZarticle              |   IZ-article.ru  |   А Блог  |  Турецкий язык   |  Статьи о Турции  |
ОБРАЗ МАТЕРИ В ПОЭЗИИ ФЛОРА ВАСИЛЬЕВА
И. Л. Никулина, Россия, д. Курегово. 2014 г.

Биография
Стихи на удмуртском и на русском языках

    Стихи Флора Васильева должны занимать достойное место на уроках литературы. Как же добиться того, чтобы учащиеся увидели в поэте личность, достойную восхищения, и прикоснулись к его творчеству как к феномену удмуртской поэзии.

    Собранный материал из разных источников будет полезен на уроках при раскрытии темы «Образ матери в творчестве Флора Васильева».

    Образ матери Ф. И. Васильева проходит через всё его творчество. Он практически не отделяет образ матери, образ Родины и образ всего удмуртского народа. Ф. Васильев ни на минуту не забывает, что он сын удмуртского народа. Он всю жизнь помнил свои истоки и гордился удмуртским народом. В его произведениях образ матери имеет несколько смыслов.

    Центральным и ёмким образом в лирике можно назвать образ матери. В нём сходятся и взаимодействуют между собой все главные мотивы его поэзии.

1.    Образ матери как часть души лирического героя.

    Прежде всего поэт запечатлел образ матери как часть души лирического героя, как одно из самых дорогих жизненных впечатлений, формирующих его личность и связанных с памятью военного детства. Это память о тёплой буханке хлеба, которую мать с утра делила на всех; память о картошке, которую мать «в переднике своём» приносила с огорода голодным детям; память о труде без отдыха и сна», когда «до срока повзрослевшие мальчишки... на току трудились дотемна», а потом мамы их скликали домой. Всё это поэт назвал своим «большим наследством».

2.    Образ матери как образ реального человека.

    Поэзия - не фотография и не ставит цели копировать жизнь. Но в образе матери очень многое совпадает с реальной судьбой матери Флора Васильева и с фактами её биографии.

    «Мне приходилось прежде несколько раз видеть и Александру Ивановну (мать поэта), и его отца Ивана Алексеевича, но лишь сейчас, вглядываясь в её лицо с особенной пристальностью, отчётливо вижу я, как сильно сын походил на мать», - так вспоминал о нём О. А. Поскрёбышев, однокурсник по Глазовскому педучилищу и институту.

    Мать поэта - и речка Моя, и Бердыши, и родимый дом. Мать поэта - это и тропинка в ближнем лесу, и озимь за деревней, и думы, земные думы. Вспоминает Флор Васильев и тяжёлые военные годы.

    Вспомнилось военное детство, «труд без отдыха и сна», вспомнилась добытая в том труде истина, которая с годами забылась:

                Что есть не только вкус у хлеба -
                Ещё есть хлебу и цена!

    А напомнил эту истину один только материнский взгляд.

3.    Мать как высший нравственный предел.

    Не только в начале пути, но и во всей дальнейшей жизни лирического героя мать остаётся высшим нравственным пределом. Её глазами, её мерой меряет он свои поступки, осуждает себя: «А письма нс дождаться от сына...», «Не сердись, что короткое время, / Так недолго я побыл с тобой». Наиболее глубокий нравственный смысл имеет самоосуждение в стихотворении «Ещё одна седая прядь».

    Много вопросов задаёт лирический герой Флора Васильева в стихотворении «Мама, почему твои руки в мозолях?», и вот что он услышал в ответ:

    «Если такие вопросы рождаются в твоём сердце, сынок, то, наверно, уже объяснять не надо», - сказала мама».

    Сколько искренности и теплоты вложил поэт в этот образ. Мать - вечная труженица, прожившая жизнь в заботах и работе.

4.    Образ матери неотрывен от образа дома.

    Образ матери неотрывен от образа дома («Состарилась изба, как мать, осталось дни считать»), родной деревни. Сказать: «Здравствуй, мама!» - для лирического героя то же, что сказать: «Здравствуй, родная деревня». Образ матери тесно связан с «малой родиной» Флора Васильева: с речкой Моя, бором-черничником, деревней Бердыши (Цикл «Детство», «Здравствуй, мама!»), в целом с удмуртской природой.

    Только тот, кто трепетно любит родной край, мог сказать:

            Звени же песнями в тиши,
            Моя глухая деревушка,
            Моя столица - Бердыши.
                                    Перевод Вл. Савельева.

    Мать поэта - это и колыбельная песня, и радость жизни, и великая терпеливость на любой случай. «Пусть только в нас с тобой терпенье сохранится!» - сказал её сын. А как бы выжить без терпения ей - матери, за короткое время потерявшей одного за другим двух сыновей.

5.    Обобщённый образ материнства.

    Образ матери в лирике Флора Васильева имеет также более обобщающий смысл - материнство вообще.

    Любая мать - это начало жизни («ты у матери, как в люльке, спишь у сердца под замком»), это и начало песни («Ещё не родился на свет ребёнок, а будущая мать о нём поёт»), это противостояние смерти («Над сыном умирающим...», «Считая каждый раз прошедшие года...»), это протест против войны и тревога за мир на планете («Приехал к матери поэт...», «Всякий раз, когда годом спокойного солнца...»), в такой трактовке обобщённый образ материнства оказывается выражением главного пафоса лирики Флора Васильева: жизнь сильнее смерти. Как земля даёт проклюнуться ростку, так мать дарит жизнь ребёнку.

6.    Метафорический смысл образа матери.

    Образ материнства имеет у Флора Васильева и метафорический смысл (природа - мать, «тяжёлая почками верба», «когда трава баюкает цветы, она поёт...»), он может стать глобально и даже вселенски масштабным («Земля поит, /Груди своей не пряча, /Большие реки. ..», «Земля - большая колыбель, /А человек - дитя... /И жизни всей родная мать -/Вселенная»). Иными словами - сквозь призму этого образа поэт воспринимает весь окружающий мир. Образ материнства слит в его сознании с жизнью вообще («Яу жизни учусь, /Как дитя», «Ив люльке удачи Качается вся твоя жизнь»), с родиной («Словно мать, растила нас земля, /Наставляла в дальнюю дорогу») и родной речью («Родной язык, на всех земных путях, /Всегда с тобой, /Как любящая мать») [1. с. 157].

7.    Родной язык как любящая мать.

    Уважение к удмуртскому языку, преданность ему в сознании поэта неотделимы от любви к матери. Со своим народом поэт хочет говорить на родном языке. Но и преодолев языковые барьеры, выйдя к русскому читателю, Флор Васильев остаётся верным родной речи. Например, названия удмуртских танцев («Ялыке», «Ширъян»), удмуртских гуслей, («Крезь»). Или образное истолкование удмуртского тоста «Сябась!». Ф. Васильев формулировал эту особенность в виде афоризма:

            Начало разума - родной язык,
            Забыв его,
            Предав в пути его,
            Ты не поймёшь на свете никого.
                                                       Перевод Я. Серпина.

    Таким образом, образ матери заключает в себе много аспектов, но все они неотделимы от образа Родины. Сливаясь, они усиливают наше представление о богатстве внутреннего мира героя, о его жизнелюбии.

Список литературы

1.    Васильев Флор. Стихотворения / Ф. Васильев. - Ижевск: Инвожо, 2003.
2.    Восхождение: статьи, воспоминания о Флоре Васильеве. - Ижевск: Удмуртия, 1984.
3.    Вордскем кыл: научно-методический журнал. - 2001.